Loading images...

Жажда климатического величия

26.09.2013

Россия могла бы стать флагманом низкоуглеродной эпохи и реализовать свою «жажду величия» с помощью климатических инициатив – считают авторы Регионального климатического обзора, посвященного России.

Авторы выпущенного в издательстве John Wiley &Sons, Ltd научного обзора анализируют практически все сферы, связанные с климатом – от национальной политики и экономической ситуации до географических особенностей страны. Авторитетности документу придает список авторов, среди которых – профессор Кевин Андерсон – директор британского Научного Центра исследований изменений климата, являющийся климатическим советником правительства Великобритании.

Предлагаем вашему вниманию некоторые тезисы британских экспертов.

«Самая холодная»

Россия является самой холодной страной в мире, имеющей одни из самых жестких условий в мире для жизни на большей части своей территории. Учитывая, что Россия занимает 11% от мировой площади Земли, а почти две трети территории страны – это «подстилаемая метаном вечная мерзлота, потепление увеличивает риск запуска глобальных климатических проблем. Если масштаб и темпы изменения климата превысят усилия по адаптации, последствия станут разрушительными. Неиспользование данного стране потенциала может привести к существенным и необратимым изменениям не только для России, но и для всего мира.

«Управление климатом: пассивное наблюдение»

Статус и роль главного климатического уполномоченного – Росгидромета частично объясняет бездействие страны в политике по изменению климата. Росгидромет долгое время оставался пассивным наблюдателем. Сейчас его компетенция расширена до профилактики и исследований в области адаптации к изменениям климата. Однако это государственное учреждение существует в отрыве от регулятивной среды. Огромная проблема – непонимание важности синергетики (взаимосвязи задачи интересов) в решении проблемы изменения климата российскими министерствами и ведомствами.

«Климатическое законодательство: в риторическом контексте»

В России два основных климатических документа: Климатическая доктрина и План действий по выполнению Климатической доктрины (2011 г.). Их совокупное влияние могло бы стать основой реальной политики на самом высоком законодательном уровне. Однако документы выступают не более чем в риторическом контексте. Ни Доктрина, ни План содержат количественных целевых показателей. Документы не идентифицируют источники финансовой или «профессиональной» поддержки: у многих профильных министерств не определены роли в этом процессе. Заявленная в одном из постановлений национальная цель по сокращению выбросов в 25% ниже показателя 1990 года на практике означает рост выбросов, а текущие уровни примерно на 30% ниже, чем они были в 1990-м.

Законы об энергоэффективности: локомотивы климатической политики

Законодательство, касающееся энергоэффективности, является флагманом энергетической политики страны. «Энергетическая стратегия России до 2030 г”, ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» являются амбициозной «синергетической» попыткой охватить все сектора, где энергия используется. Хотя в отличие от Климатической Доктрины и Плана в этих документах прописаны конкретные цели, с точки зрения реализации имеются трудности, сходные с климатическими документами. Научно-консультативный совет, следящий за исполнением законодательства в этой сфере, утверждает, что нынешнее исполнение «энергоэффективных законов» не выдерживает никакой критики, а цель 40%-го снижения потребления энергии в указанные сроки не достижима.

Реформы в сфере ЖКХ: назад к субсидиям

После проведения жилищной реформы, все расходы на жилищно-коммунальные услуги должны были в полном объеме стать обязанностью потребителя. Сначала планировалось сделать это к 2003-му, затем – к 2005 году. Однако даже в 2012 году некоторые муниципалитеты продолжают субсидировать потребителя до 50%. При этом эксперты Счетной палаты РФ утверждают, что реформа не способствует улучшению качества.

Внутренняя политика по снижению выбросов

Ключевой проблемой России, как не парадоксально, являются значительные запасы ископаемого топлива. В целях получения дохода для диверсификации экономики страна инвестирует в добычу углеводородов. В России до сих пор присутствуют элементы плановой экономики – ре-национализация некоторых энергетических компаний и субсидирование ископаемого топлива.

Хотя в России постепенно поднимаются внутренние цены на энергоносители, но процесс либерализации энергетики очень медленный. По данным Energy Outlook, в 2010 году субсидии страны в ископаемое топливо составили 39,2 млрд. долларов США, что составило 2,7% от ВВП. В настоящее время, согласно планам Правительства, перекрестное субсидирование электроэнергетики должно быть прекращено в течение ближайших 4 лет. Однако, согласно консервативным прогнозам, субсидии на электроэнергию в 2013 год составят 200 млрд. рублей (для сравнения, в 2008 – 135 млрд.). Противоречивые административные решения в сфере энергетики создают атмосферу неопределенности в этом секторе, не давая внедрению столь необходимых сектору инвестиций для снижения выбросов.

Реформы в транспортной сфере

С середины 2000-х годов, Правительство РФ стремится приблизиться к прогрессивно строгим европейским стандартам, регулирующим выбросы выхлопных газов транспорта: постепенно сокращать использование менее экологичных видов топлива. К концу 2014 Россия должна перейти на Евро-3, еще через год – на Евро-4. Однако, учитывая, что и ранее планировалось, что стандарт Евро-2 будет внедрен к 2008-му, эксперты предупреждают, что Россия вряд ли уложатся в график.

Климатическая политика и общество

Политические решения, в том числе, и цели по сокращению выбросов, в России продвигать проще, чем в других промышленно развитых странах. Российское научное сообщество приняло проблему изменения климата как серьезную только после принятия политического решения, а не подало сигнал политикам, как это происходит обычно.

Патерналистскому полуавторитарному режиму легче продвигать свои идеи обществу, в котором принята «культура пассивного наблюдения». С другой стороны, непрозрачность, неясное распределение сфер ответственности, и другие аспекты наследия бюрократии продолжают тормозить прогресс.

Возможная причина низкой уровня климата в политических приоритетах лидеров – «ископаемая» составляющая бюджета страны. В высших эшелонах власти укоренилось мнение, что декарбонизации не может пойти на пользу экономическим и геополитическим интересам страны.

Уровень информированности и обеспокоенности проблемой изменения климата среди населения России, хотя пока сравнительно низок продолжает неуклонно расти. Экстремальные погодные явления, возможно, еще больше подтолкнут общество к широкому обсуждению этих вопросов и, в конечном счете, катализируют национальную политику.

Международная климатическая политика

Не только размеры страны, объем ресурсов, но и ее доля в мировых выбросах парниковых газов имеет большой климатический потенциал. Киотский протокол изначально не пользовался вниманием политических лидеров России, и это, несмотря на то, что цели по снижению выбросов в сравнении с уровнем 1990 г. благодаря экономическому спаду было бы легко выполнить.

Позицию России на переговорах по климату не назвать последовательной. Она отказалась от второго периода Киотского протокола, но при этом представители России не перестают заявлять, что страна будет выполнять свои текущие обязательства.

Близкий конец Эпохи потребления ископаемого топлива может пошатнуть и энергетическое превосходство России. В этой связи Киотский протокол мог бы дать возможность России продемонстрировать, что она готова стать ключевой движущей силой в борьбе с изменением климата, доминирующей в международных переговорах по климату.

Россию – в лидеры!

Уникальное стечение факторов ставит Россию перед дилеммой: без усилий согласиться на краткосрочные политические и экономические выгоды или предпринять усилия, реализовать свою «жажду величия», чтобы инициировать эпоху международных действий по обеспечению «низкоуглеродной устойчивости».

Источник: rusecounion.ru

Post a Comment